Луговая Н.В.

Языковая метафора и метонимия в устойчивых словосочетаниях в современном французском языке
// Дискурс как коммуникативное пространство: Межвуз. сб. научн. тр. Краснодар: КубГУ, 2005. с. 35-37 (В соавторстве с Т.М. Грушевской).

Вопрос о семантическом преобразовании компонентов устойчивых словосочетаний французского языка в результате метафоризации и метонимизации свободносинтаксических коррелятов интересен и актуален. Метафора и метонимия универсальны в том смысле, что они наблюдаются во всех языках, литературно развитых и бесписьменных, во всех функциональных стилях  речи: и в эмоциональной разговорной речи, и в научной терминологии, и в художественных повествованиях. Но универсальность этих законов не значит, что они совершенно одинаково проявляют себя в разных языках. По мнению многих лингвистов, в частности, В.Г. Гака, эти  явления играют во французском языке большую роль, чем в русском. К тому же при любых типах метафоризации и метонимизации: и в свободном употреблении слова, и в составе фразеологизма (ФЕ), и при образовании термина могут использоваться различные аспекты значения.

   Следует отметить, что метафорическое и метонимическое переосмысление словосочетаний является наиболее распространенной и продуктивной формой пополнения фразеологического фонда французского языка. Ввиду этого, одно и то же слово может получить ряд различных переносных и фразеологически связанных значений в силу того, что всякий объект обладает множеством признаков, качеств, связей, и любой признак может стать основой переносного значения слова. Под переосмыслением понимается любой смысловой сдвиг, приводящий к утрате собственного значения компонентов ФЕ и появлению у них нового значения, реализуемого лишь в данной единице. Сущность процесса переосмысления лежит в перегруппировке сем. Так, архисемы отражают признаки, свойственные целым классам объектов; дифференциальные семы в своей совокупности составляют ядро значения слова, определяя его объем внутри лексико-семантической группы слов и отличая значение данного слова от значения слов с той же архисемой; потенциальные семы отражают различные второстепенные, иногда и не обязательные  признаки предмета, различные ассоциации, с которыми данный элемент действительности связывается в сознании говорящих.

  При метонимическом переосмыслении архисема и дифференциальная сема значения свободного сочетания сохраняются в значении ФЕ, но при этом архисема преобразуется в дифференциальную или потенциальную и актуализируется какая-нибудь потенциальная сема значения свободного словосочетания, что, естественно, приводит к усложнению семантической структуры этой ФЕ по сравнению с её  прототипом (Ср.: canne blanche: 1. свободное словосочетание - “белая палка”: архисема - предмет (палка), диф. сема - определенная форма и цвет (белая), потенц. сема - определённое назначение; 2. ФЕ - “слепой с белой палкой”: архисема - человек с каким-нибудь недугом (слепой), диф. сема - предмет  определенной формы, цвета и назначения (белая палка,   служащая   слепым   для   передви­жения)).

Во французском языке ФЕ, которые включают в свои ­компоненты названия предметов туалета, нередко используются для обозначения профессии или занятия: blouson doré “представитель золотой молодежи”, gros bonnet “важная персона”, “заправила”, col bleu “рабочий” и т.п. Исходному переменному сочетанию (ПС) свойст­вен следующий семный набор: архисема - предмет одежды, диф­ференциальные семы - цвет (размер) и назначение. При фразеологизации ПС на первый план выступает архисема лицо, а архисе­ма ПС одежда становится потенциальной семой ФЕ. Дифферен­циальные семы - лицо, представляющее молодежь определенной социальной прослойки, занимающее высокое административное положение, работающее по найму (в зависимости от значения каж­дой из ФЕ), также формируют семантическую структуру ФЕ. Та­ким образом, семный набор транспонированной единицы сохранил­ся количественно, но претерпел сущностные изменения.

Наблюдаются случаи, когда метонимическое переосмыс­ление выступает в сочетании с метафорическим. Примером подобного сочетания может служить ФЕ poivre et sel (разг.) “с проседью”, значение которой основано, с одной стороны, на смежности двух понятий (называются вещества вместо их цвета), с другой стороны — на их сходстве (перец и соль ассоциируются с седеющими воло­сами).

При метафорическом переосмыслении как архисема, так и дифференциальная сема значения свободного словосочетания заменяются другими (новыми), что вызывает смену денотата и полное обновление сигнификативного содержания этого словосочетания (Ср.: panier à salade: 1. свободное словосочетание - “корзинка для промывания салата”: архисема - плетеное изделие (корзинка), диф. сема - определенная форма и назначение (плетеное изделие, служащее для промывания салата); 2. ФЕ - “полицейский фургон”: архисема - транспортное средство (фургон), диф. сема - определенная форма и назначение (транспортное средство для перевозки заключенных или арестованных)). Как видно из приведенного примера, дифференциальные семы значения свободного словосочетания и возникшей на его основе ФЕ, полностью различаясь по сигнификативному содержанию, мо­гут быть типологически общими. Однако часто при метафорическом переосмыслении указанные выше семы не обнаруживают никакой общности и в сигнификативном и в типологическом плане, что еще более углубляет смысловую «пропасть», отделяющую ФЕ от её прототипа. Причем и здесь потенциальные семы играют значительную роль в формировании семантической структуры ФЕ (Ср.: cordon bleu: 1. свободное словосочетание - “голубая лента”: архисема - ткань, диф. сема - определенная форма, цвет (голубая лента), потенц. сема — определенное свойство (служить   эмблемой ис­кусной кухарки); 2. ФЕ - “искусная кухарка”: aрхисема - лицо  женского пола, диф. сема - свойство (умение) отлично готовить пищу (искус­ная кухарка).

Унилатеральные ФЕ (где переос­мыслению подвергается часть ФЕ - сравнение), характеризуются тем, что в значении подобных единиц сохраняется архисема значения их прототипов. Эта архисема чаще всего соответствует значению не переосмысленного компонента унилатеральной ФЕ. Таким образом, изменение  сигни­фикативного содержания в ФЕ с частичным переосмыслением ком­понентов происходит только за счет замены дифференциальной се­мы значения ее свободносинтаксического коррелята (Ср.: dormir comme un sonneur: 1. свободное словосочетание - “спать как вонарь”: архисема - состояние (сон), диф. сема - носитель состояния (звонарь); 2. ФЕ - “крепко спать”: архисема - состояние (сон), диф. сема - интенсивность (крепко)).

В метафорических унилатеральных ФЕ переосмыс­лению может быть подвергнут как один компонент, так и группа компонентов (Напр., bonne femme (разг.) - “пожилая женщина, старушка”, nuit blanche “бессонная ночь”, un brave à trois poils (разг.) “храбрец, бравый молодец” и др.). Большинство подобных ФЕ реже употребляются в прямом значении, чем соответствующие образные единицы с полным переосмыслением компонентов. Подобное явление вызвано неодинаковой степенью зависимости этих двух типов ФЕ от контекста.

Метафорические фразеологизмы-идиомы, возникновение которых вызвано полным переосмыслением их компонентов, образованы по грамматическим моделям современного языка, поэтому основным показателем семантического преобразования таких ФЕ служит противопоставление их образного и буквального значения. Наиболее ярко это противопоставление имеет место в тех случаях, когда оба упомянутых значения употребительны языке. Напр.: oiseau de nuit: прямое значение -  ночная птица, переносное - тёмная  личность;   manger   la   grenouille: прямое значение - съесть лягушку, переносное - растратить чужие деньги и др.

Среди метафорических фразеологических единиц-идиом встречаются и такие, которые употребляются только в пере­носном значении. Это объясняется либо тем, что прямое значение ФЕ, некогда имевшее хождение в языке, вышло из употребления вследствие того, что отражающееся в нем понятие устарело для современной эпохи (напр., épée de chevet (букв. шпага, оставленная у изголовья) означает: а) “любимая вещь, привычный предмет”, б) “любимая, при­вычная тема, “конек”; в) “правая рука, главная опора”), либо тем, что прямое значение ФЕ вообще отсутствует [в том числе и в этимологическом плане], так как основой для нее послужила нереальная, воображаемая ситуация [поэтому буквальное значение подобного рода ФЕ объективно нереализуемо, хотя теорети­чески оно существует] (напр., prendre la lune avec ses dents (букв. достать луну зубами) - “желать невозможного” и др.).

Наконец, нужно сказать, что переход метонимических ФЕ в ме­тафорические, наблюдаемый довольно часто в современном французском языке, связан с устранением семы, общей для значений метонимической ФЕ и её прототипа, что приводит к изменению характера отношений между значением этой ФЕ и выражаемым им понятием: смежность переходит в сход­ство. В качестве примера можно привести ФЕ table ronde, которая все чаще употребляется для обозначения кон­ференции или совещания, проводимых не только и не обязательно за круглым столом. Из этого следует, что в значении данной ФЕ сема “круглый стол” перестала быть дифференциальной и перешла в разряд потенциальных.

Таким образом, исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что метафорическое переосмысление как форма семантического преоб­разования характеризуется более высокой степенью языковой абстракции, чем метонимическое переосмысление. Приведённые примеры наглядно показывают, что трудность семантического моделирования ФЕ связана именно с тем, что нельзя предсказать, какая потенциальная сема из множества имеющихся в значении свободного словосочетания «оживится» и определит значение этой единицы. Эта проблема представляет большой интерес для дальнейшего изучения, т.к. в каждом конкретном случае метонимизации и метафоризации исходных переменных сочетаний кроме “классических” черт, воз­можно проявление некоторых особенностей в механизме пере­распределения сем, что отчасти объясняется степенью переосмыс­ления ПС, то есть тем, является ли фразеологическая единица унилатеральной или идиомой.

Литература:

1. Гак В.Г.  Сопоставительная лексикология. М., 1977.

2. Мелерович А.Н. Проблема семантического анализа фразеологических единиц современного русского языка. Ярославль, 1979.

3. Назарян А.Г. Языковая абстракция и семантическая структура фразеологический единиц. ИЯШ, №6 1978.

4. Французско-русский фразеологический словарь под ред. Я.И. Рецкера. М., 1963.