Луговая Н.В.

Национально-культурное своеобразие паремических выражений (на примере пословиц со значением «лучше иметь что-то сейчас, чем когда-то потом»
в русском, английском, немецком и французском языках)

// Язык и дискурс в современном мире: Матер. Междунар. научно-лингвистич. конф. Майкоп: АГУ, 2005. Ч. 1. с. 267-270. (В соавторстве с Т.М. Грушевской).

В настоящей статье рассматриваются паремические выражения (пословицы) как явления культуры того или иного народа, т.е. как носители его национальной специфики. На примере сопоставления пословиц из русского, английского, немецкого и французского языков мы рассмотрим, как в них проявляется их национально-культурный компонент, свойственный носителям данных языков.

Паремиология — раздел фразеологии,  объектом изучения которого является структурно-семантический тип устойчивых сочетаний слов, называемых пословицами или пословичными фразеологизмами. Этот термин (от греч. paroimia «пословица» и logos «наука»), подобно термину фразеология, обозначает также совокупность пословиц какого-либо языка. Истоки паремиологии восходят к глубокому прошлому и обнаружи­ваются в древнейших письменных памятниках истории. Крупнейшие античные писатели, историки и философы в своем творчестве широко использовали нравоучительные изречения и афоризмы, многие из ко­торых впоследствии стали общеупотребительными пословицами. 

Следует отметить, что ряд авторов (Копыленко М.М., Амосова Н.Н., Бабкин А.М., Жуков В.П., Молотков А.И.) вообще исключает пословицы из числа фразеологизмов. Обычно их неохотно включают и во фразеологические словари, предпочитая выделять пословицы и поговорки в отдельные сборники.

В современной лингвистике различаются фразеология, предметом которой являются фразеологические сочетания и идиомы, и фразеология в широком смысле, которая изучает устойчивые фразы разных структурных типов, обладающие различными семиотическими функциями [6]. К последним, в частности, относятся и единицы фольклора (пословицы, поговорки и т.п.). От остальных устойчивых единиц пословицы отличаются 1) своей синтаксической струк­турой: пословица — всегда четко оформленное предложе­ние, и 2) тем, что единицы пословичного типа выражают суждение, обобщенную мысль, мораль (нравоучение) и т. д. в отличие от остальных ФЕ, обозначающих обыч­но понятие или предмет [4].

Вслед за Куниным А.В. и Назаряном А.Г., мы определяем пословицы как коммуникативные фразеологические единицы, представляющие собой «предикативные сочетания с замкнутой структурой» [7] или «цельнопредикативные» [5]. Широкое использование выразительных средств обуславливает устойчивость лексемного состава пословиц и неизменяемость порядка лексем. Назарян А.Г., относя пословицы к фразеологическим единицам, подчёркивает, что они имеют назидательный характер и выполняют в языке дидактико-прескриптивную функцию.

Кунин  А. В. указывает также на ритмическую организованность пословиц.

     Пословица — едва ли не первое блистательное проявле­ние творчества народа. В ней, как в зерне, заложены все деятельные силы демократической культуры [1]. Пословицы, по определению Борботько В. Г., являются «аксиома­тикой языкового сознания народа» [3]. Знаменитый Владимир Даль выделил для своих пословиц сто семьдесят девять рубрик: пословицы о предметах веры (бог, грех, набожность, раскол и проч.), о судьбе (терпенье, надежды и др.), о счастье (удаче), о богат­стве и бедности, о достатке, тороватости, скупости, о береж­ливости и мотовстве и прочем. Эта тематика столь же обшир­на, как жизнь народа. Однако тематическая многоликость пословиц не главное, хотя и важное, их достоинство. Много существеннее — как они воспроизводят жизнь, какую оценку ей дают.

Изучая пословицы конкретного языка мы обретаем определённые лингвострановедческие знания – сведения о народном быте, исторических событиях, этических нормах, общественных отношениях, которые нашли отражения в пословицах и, следовательно, сохранившихся в языковом сознании носителей языка. Таким образом пословицы представляют собой «ценности концептосферы культуры» [8] (заметим, что Лихачёв Д. С. определяет концепт как результат соединения словарного значения слова с личным и народным опытом человека [2]). Через пословицу народ говорит о праздности, крикливости, неумении, поспешности, щегольстве, угодливости, обмане, во­ровстве, болтливости, гордыне, соблазне, лжи, клевете, трусости, — это обширная энциклопедия человеческих пороков и недостатков. Но всегда рядом и одобрение — хвалят трудолюбие, скромность, мастерство, осмотрительность, бережливость, прямоту, правдивость, щедрость, совест­ливость, умеренность, порядочность, разумность, храбрость,— это столь же обширная энциклопедия добродетелей и досто­инств.

Огромный интерес представляет сравнительное изучение пословиц нескольких языков с целью выделения их национально-культурного компонента, отражающего те реалии данного народа, которые не имеют прямых соответствий в других языках. Такой подход направлен прежде всего на выявление общих и различных национально-культурных черт исследуемых паремиологических систем, чтобы лучше понять культуру и мировоззрение другого народа и через эту призму более глубже проникнуть и осознать свою родную культуру.

Для иллюстрации вышесказанного мы приводим русские, английские, немецкие и французские пословицы со значением не обещай чего-то заоблачного, далёкого, а дай то, что можно иметь (сделать) сейчас; лучше иметь что-то сейчас, чем когда-то потом:

Русский

 

Пословица

Буквальный перевод

Лучше синица в руках, чем журавль в небе (Не сули журавля в небе, (а) дай синицу в руки)

 

-

 

Лучше воробей в руке, чем петух на кровле

-

Лучше маленькая рыбка, чем большой таракан

-

Лучше телёнок в хлеву, нежели корова за горой

-

Английский

A bird in the hand is worth two in the bush

одна птица в руке лучше, чем две в кустарнике

Better an egg today than a hen

 tomorrow

лучше яйцо сегодня, чем курица завтра

A gift in the hand is better than two promises

подарок в руке лучше, чем два обещания

A pound in the purse is worth two in the book

фунт в кошельке лучше, чем два в книге

One today is worth two tomorrow

 

один сегодня лучше, чем два завтра

Never quit certainty for hope

 

никогда не оставляй уверенность ради надежды

Немецкий

Besser ein Spatz (ein Sperling) in der Hand als eine Taube auf dem Dach

лучше воробей в руке, чем голубь на крыше

Kleiner Fisch auf dem Tisch ist besser als im Bach ein großer Fisch

маленькая рыба на столе лучше, чем большая в речке

Habich ist ein schöner Vogel, Hättich nur ein Nestling

ястреб – красивая птица, но маленький ястреб – только птенец

Ein Gewiß ist besser als zehn Ungewiß

один уверенный лучше, чем десять неуверенных

Французский

Il vaut mieux tenir que courir

 

лучше держать [что-то в руках], чем [за ним] бежать

Un tiens vaut mieux que deux tu l’auras

одно  лучше, чем два

Из этих примеров видно, что практически все они образованы по одной синтаксической модели: « А лучше, чем В ». Явно прослеживается одинаковая схема мысли: что-то одно лучше, чем [одно два или более] другое. В основе пословиц лежат конкретные образы, которые  характерны для каждого отдельно взятого народа. Каждый образ является ценным и близким для носителей того или иного языка, так как в нём они отразили специфику своего мировосприятия и свой взгляд на данное явление. Именно в том, что в приведенных примерах нет абсолютно одинаковых пословиц, и заключён их национально-культурный компонент. Как было отмечено выше, почти все пословицы, обозначающие лучше иметь что-то сейчас, чем когда-то потом, построены одной модели: « А лучше, чем В ». Однако черты сходства на этом не исчерпываются.  Русская пословица Лучше воробей в руке, чем петух на кровле и немецкая Besser ein Spatz (ein Sperling) in der Hand als eine Taube auf dem Dach различаются лишь второй частью, т.е. сравнением: петух на кровле (рус.) и голубь на крыше (нем.). Аналогичны пословицы  Лучше маленькая рыбка, чем большой таракан и Kleiner Fisch auf dem Tisch ist besser als im Bach ein großer Fisch, где противопоставляются маленькая рыбка/большой таракан (рус.) и маленькая рыба/большая рыба (нем.). Необычное сочетание маленькая рыбка/большой таракан в русской пословице можно объяснить только её национально-культурной окраской. В следующих русских, английских, немецких паремиях Лучше синица в руках, чем журавль в небе, Лучше воробей в руке, чем петух на кровле, A bird in the hand is worth two in the bush, Besser ein Spatz (ein Sperling) in der Hand als eine Taube auf dem Dach присутствуют слова одной лексико-семантической группы «Птицы» (журавль, синица, воробей, голубь, петух). Почему именно слова, обозначающие птиц, легли в основу данных пословиц? На наш взгляд, это объясняется сложившимся в народе отношением к птицам, т.е. это то, что улетит. Поэтому неудивительно, что эти пословицы созданы по следующей схеме мысли: лучше держать в руках то, что может «улететь», нежели не иметь этого, когда оно «улетит». Данный факт, естественно объясняется  некоторой ассоциативной общностью мышления носителей данных языков. Остальные пословицы также интересны для рассмотрения с точки зрения их национально-культурной специфики.

     В заключении хотелось бы привести слова Аникина В. П.: «Пословицы переходили из века в век и несомненно еще пригодятся — ими не утрачена их жизненная и поэтическая ценность. Порой она даже возросла вследствие расширения предметно-речевой сферы их применения. Прямой смысл многих пословиц стал архаикой, а переносный живет. Та­кими пословицы пришли в речь наших современников и такими от нас перейдут к людям грядущего столетия. Их время не минуло. Долгий век пословицы продолжается» [1].

 

Литература

  1. Аникин В. П. Долгий век пословицы // Русские пословицы и поговорки / Под ред. В. П. Аникина. М., 1988
  2. Архангельский В. Л. Устойчивые фразы в современном русском языке. Основы теории устойчивых фраз и проблемы общей фразеологии. Ростов н/Д., 1964
  3. Борботько В. Г. Принципы формирования дискурса. Сочи, 1999
  4. Власов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. М., 1980
  5. Кунин А. В. Курс фразеологии современного английского языка. М., 1996
  6. Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. М., 1990
  7. Назарян А. Г. Фразеология современного французского языка. М., 1986
  8. Телия В. Н. О лингвокультурологических аспектах исследования семантики фраземных знаков // Фразеология – 2000. Тула, 2000