Луговая Н.В.

О роли идиоматичности в отражении национально-культурной природы языка
// Лингвистическая организация дискурса: функциональные и содержательные аспекты: Межвуз. сб. тр. молодых учёных. Краснодар: КубГУ, 2005. с. 110-115. 

Когда говорят о богатстве какого-нибудь языка, прежде всего подразумевают многообразие выразительных средств, которыми он обладает. Эти средства делают нашу речь красивой и образной, гибкой и эмоциональной, способной передать любые оттенки человеческой мысли. Созданные народом и отшлифованные им в течение веков, они составляют его сокровищницу, в которой одной из самых крупных жемчужин, бесспорно, является идиоматика [3].

              К идиоматике относятся свойственные лишь данному языку фразеологические единицы, фразеологические обороты или фразеологизмы, которые обозначаются терминами «идиома», «идиоматизм», «идиоматическое выражение».

              Фразеологизм (фразеологическая единица) – общее название семантически связанных сочетаний слов и предложений, которые, в отличие от сходных с ними по форме синтаксических структур, не производятся в соответствии с общими закономерностями выбора и комбинации слов при организации высказывания, а воспроизводятся в речи в фиксированном соотношении семантической структуры и определённого лексико-грамматического состава.

              Переосмысление всего лексико-грамматического состава или одного из компонентов – существенный признак фразеологизма, лежащий в основе его образования и создающий структурно-семантическую специфику, внутриязыковую идиоматичность, проявляющуюся в невыводимости значения фразеологизма из «прямых» значений составляющих его слов и его синтаксической конструкции, и идиоматичность межъязыковую, находящую выражение в невозможности «буквального» перевода фразеологизма на другой язык.

              Как лингвистическое явление идиоматизация универсальна (идиомы свойственны всем языкам), тем не менее, в каждом языке она имеет свои особые формы выражения. Это объясняется тем, что в идиомах, как в зеркале, отражены мысли и думы народа, его быт, история и культура, его дух и образ мышления. Идиоматические выражения являются как бы синтезом духовных ценностей народа, они воссоздают верную картину его прошлого, раскрывают его характер, знакомят нас с его нравами, обычаями и национальными чертами. Так, одним из общих и обязательных признаков идиом является их национальная форма, т.е. присущий только им лексико-грамматический и стилистический способ образования. Идиомы могут быть также одновременно и национальными по содержанию, если для передачи их значения в других языках нет фразеологических эквивалентов.

              Идиомы могут возникать на основе образного представления действительности, отображающего обиходно-эмпирический, культурный или исторический опыт некоторого языкового коллектива – какие-либо типовые ситуации или исторические события, ещё живущие в сознании носителей языка, но которые стали уже забытыми в подробностях [1].

              Многие фразеологизмы интернациональны, т.е. одни и те же фразеологические единицы встречаются в разных языках. Такие выражения, однако, нельзя считать идиомами для одного из языков, в которых они имеют хождение. Но если фразеологизм заимствован из какого-нибудь языка в виде кальки, то для этого языка он продолжает оставаться идиомой. К интернациональным фразеологизмам относятся те фразеологические единицы, которые вошли в языки многих народов из исторических (главным образом античных), мифологических, литературных источников, они заимствовались из языка в язык, или возникали у разных народов независимо от других вследствие общности человеческого мышления, близости отдельных моментов социальной жизни, трудовой деятельности, производства, развития науки и искусств. Многие из таких единиц относятся к крылатым выражениям. Среди них имеется немало связанных с историческими или мифологическими личностями. Так, в разных языках существуют фразеологические эквиваленты англ. Achillesheel: фр.: talon dAchilles, нем.: Achilles Ferse,  рус.: Ахиллесова пята, исп.: talon de Aquiles. Об исторических событиях, мифах, поверьях и т.п. напоминают рус.: жребий брошен, англ.: the die is cast, фр.: le dé en est jeté, нем.: das Los ist gefallen, исп.: la suerte esta echada; англ. the apple of discord переводится рус. яблоко раздора, фр.: la pomme de discorde, исп.: la manzana de la discordia, нем.: der Zankapfel; рус. соль земли – англ.: the salt of the earth, фр.: le sel de la terre, нем.: das Salz der Erde, исп.: la sal de la tierra  и т.д.

              Среди фразеологизмов, возникших на национальной почве можно различить две группы: в первой фразеологизмы построены на одном и том же образе, во второй – на разных, причём нередки случаи полного несоответствия метафоричности. Например, на основе «огня» построены следующие фразеологизмы со значением «обращаться легкомысленно с чем-нибудь опасным» - рус.: играть с огнём, англ.: play with fire, фр.: jouer avec le feu, нем.: mit dem Feuer spielen, исп.: jugar com fuego; образ «мухи» («кроткий, незлобивый человек») - рус.: мухи не обидит, англ.: he wouldnt hurt a fly, исп.: no ofender a  una mosca, фр.: il ne ferait pas de mal à une mouche, нем.: er tut keiner Fliege etwas zuleide; образ «кошки и собаки» («постоянно ссориться, враждовать с кем-то»): рус.: жить как кошка с собакой, англ.: to live a cat and a dog life, фр.: s'entendre comme chien et chat, исп.: vivir como  perro(s) y  gato(s), нем.: wie Hund und Katze leben; образ «левой ноги»  («быть с утра в плохом настроении») – рус.: вставать с левой ноги, фр.: se lever du pied gauche, исп.: levantarse con mal pie, нем.: mit dem linken Fuss aufgestanden sein, но в английском языке существует другое словосочетание для выражения этого же понятия, в котором, однако,  наблюдается семантическая близость с аналогичными эквивалентами в русском, французском, испанском и немецком языках: ср.: to get out of bed on wrong side - дословно «вставать не с той стороны кровати»; образ «волка» лёг в основу фразеологизмов со значением «быть очень голодным»: рус.: голодный как волк, англ.: wolf in the stomach, фр.: il a une faim de loup, исп.: tener mas  hambre que un lobo, но нем.: einen Bären hunger habenдословно «иметь медвежий голод»; «вулкан» и «пороховая бочка» послужили прообразами для фразеологизмов со значением «жить в постоянной тревоги, опасности» - рус.: жить как на вулкане, фр.: danser sur un volcan, исп.: estar sobre un volcan, англ.: to sit on a powder keg, нем.: wie auf dem Pulverfass sitzen.

              Следующие примеры показывают полное несовпадение метафоричности. Именно в этих идиомах больше всего проявляется национальный характер: ср.: «человек, сидящий или стоящий неестественно прямо» - рус.: как аршин проглотил, англ.: as stiff as poker (досл. «негнущийся как кочерга») , фр.: raide comme un piquet (досл. «прямой как кол»), исп.: como el dedo de San Juan (досл. «(прямой) как палец Святого Иоанна»), нем.: als hätte er einen Stock verschluckt (досл. «как палку

проглотил»); «жить в полном довольстве» - рус.: кататься как сыр в масле, англ.: to live in clover (досл. «жить в клевере»), фр.: vivre comme un coq en pâte (досл. «жить как петух в мармеладах»), исп.: nadar en la abundancia (досл. «плавать в изобилии»), нем.: wie die Made im Speck leben (досл. «жить как червячок в сале»); «заниматься пустым делом, пустыми разговорами»: рус.: переливать из пустого в порожнее, англ.: to beat the air (досл. «бить воздух»), фр.: donner un coup d’épée dans l’eau (досл. «бить шпагой по воде»), исп.: dar vueltas a la noria (досл. «ходить кругами вокруг колодца»), нем.: leeres Stroh dreschen (досл. «обмолачивать пустую солому»); «опытный, бывалый человек»: рус.: стреляный воробей, англ.: a knowing old bird (досл. «знающая старая птица»), фр.: vieux routier (досл. «старый водитель [на дальних рейсах]»), исп.: toro corrido (досл. «бык, который участвовал в корриде»), нем.: ein alter Hase (досл. «старый заяц»).

              Итак, вышеприведенные примеры показывают, что совпадение образности в сравниваемых языках восходит либо к общему источнику, либо к одинаковому восприятию картины мира, проявляющуюся в одинаковых природных, исторических  и культурных особенностях; случаи несовпадения образности указывают на разницу в образе мышления и восприятия вещей.  Данный вывод подтверждает, прежде всего, преобладание самобытного элемента в национальном характере фразеологии, ведь большинство фразеологизмов возникло на национальной основе, и явилось плодом многовековой умственной и духовной созидательной деятельности народа и его творческого гения.

Литература:

1.     Влахов С., Флорин С. Непереводимое в языке. – М.: Международные отношения, 1980.

2.     Дубровин М. Иллюстрированный сборник идиом на пяти языках (русский, английский, французский, испанский, немецкий). – М., 1997.

3.     Назарян А.Г. Некоторые вопросы этимологии идиоматических выражений французского языка: Почему так говорят по-французски (Происхождение и толкование идиоматических выражений). – М.: Наука, 1968.