Луговая Н.В.

Идеографическое поле «Психоэмоциональное состояние человека» в русской и французской фразеологии: принципы построения и характеристика

// Экологический вестник научн. центров Черноморского Экономического Сотрудничества. Приложение № 1: КубГУ, 2006. с. 29-30. (В соавторстве с Т.М. Грушевской).

Важнейшим средством в образовании фразеологических единиц является языковая среда человеческой жизнедеятельности. Так в центре внимания исследователей становится человек - «носитель сознания, языка, обладающий сложным внутренним миром и определённым отношением к судьбе, миру вещей и себе подобным» [2]. Изучение ФЕ в современной лингвистике происходит в рамках активно развивающейся антропоцентрической парадигмы, так как во фразеологизме в большей мере, чем в других языковых единицах «проявляется субъективный человеческий фактор, отра­жающий лингвокреативный потенциал человеческого мышления» [1]. Актуальными во фразеологии становятся «полевые» исследования, охватывающие важнейшие для человека понятийные зоны – эмоциональные, интеллектуальные, физические, психические и др.

Чувства, эмоции, переживания человека наиболее яркое своё воплощение находят во фразеологических единицах. По этому поводу Л. И. Ройзензон и Ю. Ю. Авалиани высказали мысль, что если «лексика в своей совокупности отражает всю сумму явлений, фактов, процессов действительности, то фразеология охватывает в первую очередь сферу переживаний и чувств, психологических состояний индивидуумов, темы чувств, печали, радости, любви, дружбы, конфликта и борьбы, каче­ственную характеристику» [3].

Несмотря на то, что во фразеологии уже имелись попытки исследования и классификации ФЕ, характеризующих эмоциональное и психическое состояния человека, эта область представляет огромный интерес для исследования, в частности, в сопоставительном плане с целью выделения национально-культурного элемента ФЕ. Изучение ФЕ идеографического поля «Психо-эмоциональное состояние человека» является актуальным и с точки зрения антропоцентрической направленности данных ФЕ. В них наиболее ярко проявляется специфичная для устойчивых оборотов характеристика внутреннего состояния человека, его чувств и эмоций, его как положительных, так и отрицательных душевных переживаний. Таким образом цель нашей статьи – показать русские и французские фразеологические единицы, характеризующие психо-эмоциональное состояние человека, как зеркало культуры с позиций их антропоцентричности.

Исследование в этом направлении является не только лингвокультурологическим, но также затрагивает область этнопсихо-лингвистики, рассматривающей вопросы этнопсихолингвистической детерминированности речевой деятельности, языкового сознания и общения.

На современном этапе развития науки о языке лингвокультурология и этнопсихолингвистика занимают особое место. Эти два направления взаимосвязаны. В своих теоретических положениях они опираются на знаменитую «гипотезу лингвистической относительности» Сепира-Уорфа. Суть этой гипотезы в том, что, люди, говорящие на разных языках и принадлежащие к разным культурам, по-разному воспринимают мир – сквозь призму своего родного языка. Так «гипотеза лингвистической относительности» является основополагающим пунктом в нашем исследовании фразеологизмов русского и французского языков сферы психо-эмоционального состояния человека.

Исследуемые нами ФЕ составляют довольно многочисленную, часто употребительную и типичную для русского и французского языков группу устойчивых оборотов, которые отличаются развитой системой значений, образов и средств выражений. Для данной группы ФЕ применимо наименование «идеографическое поле».

Поле «Психо-эмоциональное состояние человека» не является замкнутым. ФЕ, характеризующие психо-эмоциональное состояние человека, пересекаются с другими полями сферы «Человек»: «Физиологическое состояние» (напр., пьяный как сапожник - il est soûl comme une grive: сильное опьянение/ненормальное психическое состояние, помутнение рассудка),  «Внешность» (напр., краска залила его лицо - un paquet de sang lui monta au visage: красный цвет лица/стыд, смущение и т.п.), «Поведение» (напр., намять бока кому-л. – caresser les côtes à qn.: избивать кого-л./агрессия), «Отношения» (напр., сквозь зубы говорить – parler entre les dents: недружелюбное отношение/пренебрежение, презрение), «Моральные качества» (напр., ни жив ни мёртв – plus mort que vif: трусость/ страх) и др.

ФЕ, характеризующие психо-эмоциональное состояние человека можно разделить на 2 группы по шкале «положительное/отрицательное» (+/-), т.е.  в соответствии с тем, какое внутренне состояние человека (хорошее или плохое) передаёт их значение. Довольно многочисленны ФЕ, которые могут обозначать различные психические состояния и эмоции человека в том числе как положительные, так и негативные (напр., ишь какой! – quel type!: удивление, восторг/негодование, недоумение; волосы дыбом стали – cela fait dresser les cheveux: страх, испуг/сильное удивление, изумление).

Поле «Психо-эмоциональное состояние человека» в русской и французской фразеологии структурируется нами по следующим разрядам:

  1. «Характеристика психо-эмоционального состояния человека» (напр., страдания, сильные переживания: сердце кровью обливается – mon coeur saigne);
  2. «Действия человека как показатель его психо-эмоционального состояния» (напр., агрессия: бить смертным боем – battre comme plâtre);
  3. «Речь человека как показатель его психо-эмоционального состояния» (напр., возмущение: черт возьми! - Dame!);
  4.  «Психо-эмоциональное состояние человека как результат действия другого субъекта или объекта» (напр., раздражение: действовать на нервы – taper sur les nerfs); 

В соответствии с вышесказанным идеографическое поле «Психо-эмоциональное состояние человека» охватывает, например, следующие психические состояния, эмоции  и чувства человека: страдание, сильные переживания: словно нож в сердце – cest un coup de poignard dans le coeur; сожаление, досада, огорчение, недовольство: что за беда! – le grand malheur!; непонимание, растерянность, замешательство: как баран на новые ворота – comme une vache qui regarde passer un train; ошеломление: словно обухом по голове – cest un coup de massue; страх, ужас, испуг: сердце в пятки уходит – avoir une peur bleue; злоба, враждебность: держать камень за пазухой – être prêt à un coup de Jarnac; равнодушие, безразличие: как об стенку горохом – autant parler à un sourd; сильное желание, страсть: руки чешутся – les mains lui démangent; радость, восхищение, удивление, восторг: ей-богу – ma parole!, что за диво! – voilà une chose étonnante!; счастье, довольство, блаженство: на верху блаженства – au comble de la félicité, душа радуется – l’âme est en fête; облегчение, успокоение: камень с души свалился – se sentir délivré dun lourd fardeau и др.

        Таким образом в настоящей статье мы попытались обозначить проблему выделения в русской и французской фразеологии идеографического поля «Психо-эмоциональное состояние человека».  Анализ собранных единиц позволяет сделать вывод о том, что  фразеологическое поле «Психо-эмоциональное состояние человека» отличается повышенной эмоциональной нагруженностью, так как включает в себя ФЕ, относящиеся к наиболее важной для человека сферы – к его чувственному миру. Сопоставление русских и французских ФЕ даёт нам наглядную картину, показывающую эмоциональность русского и французского народов, что также отражает их национальный характер и менталитет.

Литература

  1. Буянова Л.Ю., Коваленко Е.Г. Русский фразеологизм как ментально-когнитивное средство языковой концептуализации сферы моральных качеств личности.  Краснодар, 2004.
  2. Маслова В.А. Лингвокультурология. М., 2001.
  3. Яранцев Р.И. Русская фразеология: словарь-справочник. М., 1997, с.7.